26 января 2016 года. Начальник УОД ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Полохов В.Д. Скуркису А.В. – “Вы слишком много на себя берете!”

26 января 2016 года в период примерно с 14 часов 00 минут находясь в Управлении по организации дознания ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Скуркис Александр Викторович попросил вернуть ситуацию в рамки правового поля, объяснить происходящее. Тогда начальник Управления полковник полиции Полохов Владимир Дмитриевич –

МВД

Начальник УОД ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Полохов Владимир Дмитриевич

потребовал от оперуполномоченных выйти из кабинета и оставил одного дознавателя Абдуллаева Ф.М.. Дознаватель Абдуллаев Ф.М. стал заполнять рапорт о задержании Скуркиса А.В., после чего куда-то ушел. Вернувшись, он сказал, что Александр Скуркис сейчас будет допрошен в качестве подозреваемого по уголовному делу о клевете, вручил уведомление о подозрении и показал незаверенную копию постановления о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица.

Изучив текст постановления стало очевидно, что в нем отсутствуют какие-либо сведения об установлении состава преступления, предусмотренного ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации – «Клевета», по которому якобы и возбуждено уголовное дело, номер которого Скуркис А.В. только в этот момент и узнал. Уголовное дело № 373047, возбуждено 21 декабря 2015 года в отношении неустановленного лица по ч. 2 ст. 128.1 УК РФ.

Текст постановления о возбуждении уголовного дела содержал явные противоречия, свидетельствующие о том, что никакого состава преступления не установлено и само постановление является незаконным. Так, не указаны сведения о рапорте об обнаружении признаков преступления, который и послужил поводом для возбуждения уголовного дела, не указано место и время якобы совершенного преступления, не указано, кем является лицо, которое якобы и обнаружило информацию, которая якобы содержит признаки преступления.

В тексте постановления имеются неустранимые противоречия. Так, имеется следующий текст – слово «возможной» со ссылкой на распространенную неустановленным лицом информацию и сразу же далее – «содержит вышеуказанные высказывания в форме утверждения». Более того, из текста постановления о возбуждении уголовного дела неясно, как установлен состав преступления, в чем именно заключается клевета, то есть якобы заведомо ложные сведения, якобы порочащие честь, достоинство и подрывающие деловую репутацию лица, якобы обнаружившего такую информацию. В тексте постановления нет данных, свидетельствующих об установлении состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в чьих-либо действиях.

Также Александру Скуркису было предъявлено уведомление о подозрении в совершении преступления, из которого следовало, что по неизвестным обстоятельствам неустановленное лицо, о котором идет речь в постановлении и в упомянутом уведомлении в начале его текста, в его финале превратилось в Скуркиса А.В. На вопрос Александра – «Что это такое и почему неустановленное лицо превращается в человека с моими данными?», Абдуллаев Ф.М. заявил Скуркису А.В. – «Мы так решили». На вопрос – «Кто такие – «мы», почему и каким образом эти «мы» так решили?» Абдуллаев Ф.М. не ответил.

Затем прошло некоторое время, подъехал вызванный Абдуллаевым Ф.М. дежурный адвокат Пчалина Елена Викторовна из адвокатской консультации № 6 Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, положенный в порядке ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Просьба обратить внимание на этого адвоката.

Как оказалось впоследствии она, возможно, явилась участником ряда преступных действий в отношении Скуркиса Александра Викторовича, который провел с этим адвокатом конфиденциальную встречу до начала допроса, кратко сообщил обстоятельства дела, сказал, что воспользуется ст. 51 Конституции Российской Федерации и откажется от дачи показаний. Вернувшись в кабинет Абдуллаева Ф.М., Скуркис А.В. сообщил о своей позиции и попросил ознакомить адвоката с предъявленными мне документами – уведомлением о подозрении в совершении преступления и постановлением о возбуждении уголовного дела. Эти документы были предъявлены адвокату для ознакомления. Кроме того, Абдуллаев Ф.М. предъявил постановление о назначении в отношении Скуркиса А.В. судебно-психиатрической экспертизы по уголовному делу, что также является незаконным действием, исходя из вышеупомянутых обстоятельств незаконности возбуждения самого уголовного дела.

Просьба обратить на этот эпизод особое внимание.

Затем, несмотря на отказ от дачи показаний, Абдуллаевым Ф.М. был задан перечень вопросов в количестве 39 (тридцати девяти) на заготовленном заранее протоколе допроса подозреваемого по уголовному делу с данными, содержание которых удивило и возмутило одновременно. Практически все эти вопросы были наводящими, задавать которые запрещено в соответствии с частью 2 статьи 189 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая, в частности, гласит – «Задавать наводящие вопросы запрещается». Ряд вопросов имел непристойное содержание и касался частной жизни как Скуркиса А.В., так и иных лиц, затрагивал тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Под каждым вопросом в тексте бумаги, названной как «протокол допроса подозреваемого» Скуркис А.В. поставил запись об отказе от дачи показаний в порядке ст. 51 Конституции Российской Федерации. Все вопросы он переписал от руки и оставил эти записи у себя. В тексте бумаги с задаваемыми мне вопросами расписался и адвокат Пчалина Е.В. Эти действия (фиксация проводимых действий) были обусловлены, в том числе тем, чтобы предотвратить дальнейшее уничтожение доказательств.

На законные и обоснованные возражения Скуркиса Александра Викторовича против производства очевидно незаконных и, возможно, преступных действий начальник Управления по организации дознания ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО полковник полиции Полохов Владимир Дмитриевич, который находился в это время в штатском в одном из кабинетов Управления, где проводились упомянутые мероприятия, заявил Александру Скуркису –

“Вы слишком много на себя берете!”

Заявив о незаконности всех упомянутых мероприятий в отношении себя и принадлежащего ему и его семье имущества и возможном совершении серии преступлений в этой связи, Скуркис А.В. покинул Управление.

Таким образом, полагается, что в приведенном случае упомянутыми должностными и иными лицами правоохранительных органов и суда в отношении Скуркиса А.В. и принадлежащего ему и его семье имущества совершены следующие преступления:

1. Разбой – статья 162 Уголовного кодекса Российской Федерации;

2. Угроза убийством – статья 119 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3. Нарушение неприкосновенности частной жизни – статья 137 Уголовного кодекса Российской Федерации;

4. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных переговоров – статья 138 Уголовного кодекса Российской Федерации;

5. Нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с угрозой применения насилия лицом с использованием своего служебного положения – статья 139, ч. 2 и ч. 3 Уголовного кодекса Российской Федерации;

6. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта – статья 305 Уголовного кодекса Российской Федерации;

7. Превышение должностных полномочий – статья 286 Уголовного кодекса Российской Федерации;

8. Заведомо ложный донос – статья 306 Уголовного кодекса Российской Федерации;

9. Незаконное лишение свободы – ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации;

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!