На “прием к помощнику прокурора Санкт-Петербурга”! Удар в голову, повреждение позвоночника, наручники. Городская психиатрическая больница № 6.

Из заявления Скуркиса Александра Викторовича в органы государственной безопасности, ФСБ России – “18 февраля 2016 года в вечернее время на мой домашний телефон 8-812-714-62-50 поступил звонок. Ответил я. Звонившая женщина представилась помощником прокурора Санкт-Петербурга Литвиненко С.И. Семеновой Анной Владимировной и сказала, что ей в производство поступил материал по моему заявлению в отношении возможно преступных действий дознавателя УОД МОБ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Абдуллаева Ф.М., назвав конкретные реквизиты моих заявлений о преступлении в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ от 01.02.2016 г. и 04.02.2016 г., которые поданы на имя руководителя ГСУ СК России по Санкт-Петербургу Клауса А.В., а затем направлены в прокуратуру Санкт-Петербурга, о чем я уведомлен письменно ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу, а именно руководителем отдела по приему граждан и документационному обеспечению ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Денисовым С.А. двумя сопроводительными № 117/65р-2016 от 05.02.2016 г. и № 117/65р-2016 от 10.02.2016 г. (приложения №№ 12-13).

Поскольку был назван ряд этих сведений, оснований не доверять поступившей телефонограмме от человека, представившегося помощником прокурора Санкт-Петербурга Литвиненко С.И., у меня не было. Практически одновременно с поступлением данных сопроводительных начальником Управления прокуратуры Санкт-Петербурга по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации прокуратуры Санкт-Петербурга А.С. Мещерским, сообщением № 15-17-2016 от 01.02.2016 г. я уведомлен о направлении в Главное следственное управление СК России по Санкт-Петербургу материала, поступившего в прокуратуру Санкт-Петербурга по моему обращению о несогласии с действиями ГСУ СК России по Санкт-Петербургу при рассмотрении ранее направленных обращений (приложение № 14). Данные сведения я нигде не публиковал, и они не являлись открытыми. Мне было назначено время приема в период с 11 до 12 часов и назван адрес – Почтамтская ул., д. 2/9, каб. № 14. Помощником прокурора Санкт-Петербурга Литвиненко С.И. представилась Семенова Анна Владимировна. Я не могу знать данных всех помощников прокурора города по фамилиям и имени-отчеству, номера их кабинетов, Интернета в настоящее время у меня нет, поскольку все средства коммуникации и компьютер у меня изъяты в ходе незаконного мероприятия под руководством дознавателя Абдуллаева Ф.М. 26 января 2016 года, которые квалифицируются мною как разбой. Поэтому я не стал перепроверять эти данные.19 февраля 2016 года около 10 часов 30 минут я вышел из своего многоквартирного дома по вышеуказанному адресу, перешел Аларчин мост и встал на углу пр. Римского-Корсакова и Английского пр. у дома № 40 по Английскому пр. У меня с собой была папка с оригиналами документов, которые требовалось предъявить прокурору в обоснование своих доводов. В частности, в папке были упомянутые выше поданные заявления о преступлении в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ на имя руководителя ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу и ЛО Клауса А.В. от 01.02.2016 г. и от 04.02.2016 г., жалобы в суды с отметками о принятии в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными действий дознавателя Абдуллаева Ф.М., начальника УОД ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Полохова В.Д., сведения о поручении по моим материалам Управлению «М» ФСБ России Директором ФСБ России Бортниковым А.В., которые имеются в сопроводительном за подписью заместителя начальника Управления «М» ФСБ России Лукьянова Д.С. № 26/5-1744 от 21.04.2015 г. и ряд иных материалов. Увидев подъезжающий автобус № 6, я двинулся к остановке, которая находится метрах в десяти по Английскому пр. Неожиданно для меня из-под арки дома № 40 по Английскому пр. появились трое мужчин, одного из которых я знаю как оперуполномоченного ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО Андриянова Алексея Витальевича. Двое других – первый мужчина с темными волосами, второй – русыми. Опознать их всех уверенно смогу, так как отчетливо запомнил их внешность, лица, поведение, особенности речи. Все были в гражданской одежде. Эти трое мужчин подошли ко мне и без объяснения причин, применив грубую физическую силу, нанеся мне несколько ударов по телу, применив специальные приемы, поместили меня на заднее сиденье автомобиля марки «ФОРД», государственный регистрационный номер А 353 УХ 178 RUS, угрожая при этом боевым огнестрельным оружием. Я успел сделать фото этого автомобиля на мобильный телефон. Так как завязалась потасовка, вокруг были граждане, то эти сотрудники растерялись и не заметили, как я сделал фото, где запечатлены номер и марка автомобиля (приложение № 15).

Авто Андриянова А.В.

Автомобиль поехал. Я громко, четко и ясно заявил этим лицам, что они совершают в настоящее время преступления и потребовал прекратить эти преступные действия. Меня против моей воли удерживали в автомобиле на заднем сидении посередине, с двух сторон сидели упомянутые выше мужчины. При моей попытке освободится от применения силы, мне наносили удары по телу кулаками, захватывали голову руками, сдавливали и сгибали мне шею, умышленно причиняя телесные повреждения, угрожали применением более грубой силы. В ответ на мои законные и обоснованные требования объяснить происходящее и прекратить упомянутые очевидно незаконные и очевидно преступные действия, Андриянов А.В., который был за рулем, отдал приказ «успокоить меня» и надеть на меня наручники. Автомобиль был остановлен. Мужчина с темными волосами схватил меня и стал удерживать, а мужчина с русыми волосами против моей воли надел на меня наручники, замкнув их впереди, и сдавил их так, что причинил мне физическую боль и телесные повреждения на обеих руках, пошла кровь.

справка травмы 1

 

справка травмы 2

Я был шокирован происходящим. Громко и четко потребовал прекратить эти откровенно преступные действия и освободить меня. Никакой реакции не последовало. При этом оба этих мужчины наносили мне в это время удары кулаками по телу. Обращаю внимание, что папку с документами я старался не отпускать, насколько это было возможно в рассматриваемой ситуации. В папке были важнейшие материалы. В том числе принятые только что решения Следственного управления ФСБ России по моим материалам о хищении бюджетных средств в ЖКХ Санкт-Петербурга членами организованной преступной группы, начальника УФСБ России по Санкт-Петербургу и ЛО Родионова А.Б. и его заместителя Шаваева И.М. о принятии необходимых мер по моим материалам, иные документы.

В таком положении меня против моей воли и без каких-либо документальных оснований доставили в городскую психиатрическую больницу № 6 на ул. Грибакиных, д. 11 у ст. метро «Елизаровская», где я впоследствии сделал фото (приложение № 16, она же на главном фото статьи) –

ГПБ № 6

. Выведя меня из машины в наручниках, мужчина с русыми волосами отстегнул мою правую руку и приковал наручниками к своей, после чего грубо дернул меня за руку, закованную в наручники, причиняя боль и очередные телесные повреждения, и потащил против моей воли в упомянутое психиатрическое учреждение. При этом я отчетливо слышал переговоры этого мужчины с его коллегами – «Ведем, как договорились. Все согласовано!». Войдя в приемный покой, меня умышленно в наручниках поставили в центре и все трое – Андриянов А.В. и двое упомянутых с ним лиц стали громко называть мою фамилию и унижать мое человеческое достоинство. В холле городской психиатрической больницы № 6 находилось достаточно много граждан, был гардероб, куда люди сдавали одежду. Я отчетливо заявил о незаконности действий сотрудников, которые применяли ко мне физическую силу, держали в холле в наручниках и демонстративно унижали мое человеческое достоинство. Я также гласно заявил о возможном совершении преступлений в этой связи. Сотрудники начали нервничать, обращаю внимание, что в этот момент подошел еще один сотрудник полиции (четвертый), он был в форме (капитан или старший лейтенант, точно не помню), с кожаной папкой в руках и стал разговаривать с Андрияновым А.В. и двумя его соучастниками, улыбаться и делать в мой адрес оскорбительные выпады. Кто этот сотрудник полиции, и какое отношение он имеет к происшедшим событиям – не знаю. Возможно, он также участвовал в моем незаконном задержании и доставлении в психиатрическую больницу № 6, но действовал отдельно от Андриянова А.В. и его соучастников. Затем меня подвели к столу регистрации. Находившаяся за столом с книгой регистрации женщина в белом медицинском халате громко спросила – «Ааа! Привезли Скуркиса? Давайте его сюда!» Было очевидно, что этого сотрудника медицинского учреждения готовили перед моим доставлением. Андриянов А.В. против моей воли обыскал меня и против моей воли вынул из внутреннего кармана пальто мой общегражданский паспорт серии 40 05 № 772 417, выданный 1 (первым) отделом полиции УВД Адмиралтейского района Санкт-Петербурга 07.11.2005 г. Паспорт был передан без моего согласия упомянутой женщине с книгой регистрации. При этом я был в наручниках, закованных у меня впереди, за происходящим наблюдали граждане. Женщина с книгой регистрации открыла мой паспорт и переписала все его данные в книгу, после чего отдала его Андриянову А.В.

Меня в наручниках провели в кабинет на первом этаже, где находилась женщина, которая представилась врачом-психиатром. Я сразу же заявил, что мое нахождение в данный момент в этом учреждении незаконно, я незаконно доставлен в данное учреждение упомянутыми лицами, которые, очевидно, являются оперуполномоченными ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и ЛО и никаких оснований для моего нахождения здесь сейчас не имеется. На мои доводы никакой реакции не последовало. В кабинет вошли еще три женщины в белых халатах, которые сели рядом. Андриянов А.В. и двое упомянутых мужчин с ним, стояли рядом”.

О происходивших далее событиях в следующих материалах.