В Санкт-Петербурге в День полиции забит насмерть замначальника УМВД России по Тверской области Коннов А.В.

В День полиции, 10 ноября 2013 года в Санкт-Петербурге, о ситуации в котором преимущественно сообщается в материалах Александра Скуркиса, в кафе на Мясной улице забит до смерти заместитель начальника полиции УМВД России по Тверской области подполковник полиции Коннов Андрей Валериевич

МВД

Коннов Андрей Валериевич, заместитель начальника УВД Тверской области

О трагедии в Санкт-Петербурге кратко сообщается на официальном сайте УМВД области

МВД

Сообщение о гибели Коннова А.В. на сайте УВД Тверской области

, а также более подробно с указанием на ряд обстоятельств на сайте ГСУ СК России по Санкт-Петербургу

МВД

Сообщение о гибели Коннова А.В. на сайте ГСУ СК России по Санкт-Петербургу

Говорить здесь особо нечего.

То, что происходит в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, ясно уже всей стране. Не могут этого понять только должностные лица на местах.

Очередное трагическое происшествие требует принятия особых мер по наведению порядка в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, прежде всего, увольнения и лишения званий виновных и обеспечения законности и правопорядка на территории района.

Необходимые заявления о лишении прокурора района Юрасова А.Г.

прокуратура

Прокурор Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Юрасов Александр Германович

звания и увольнения его из органов прокуратуры направлены ранее Генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Ю.Я.

прокуратура

Генеральный прокурор РФ Чайка Юрий Яковлевич

и находятся на рассмотрении в Москве. Органы полиции и администрации района также должны ответить за происходящее в самом центре Северной столицы. Материалы направлены также в МВД России и Администрацию Президента Российской Федерации.

Чрезвычайные происшествия последнее время происходят в районе с пугающей частотой и регулярностью.

О развитии событий и принятых мерах, которых невозможно избежать в данной ситуации, будет сообщено дополнительно.

P.S.

Выводов из трагедии сделано не было.

Замыли кровь сотрудника полиции и веселятся дальше на гробах?

бистро

Бистро на углу Мясной ул. и пр. Римского-Корсакова

То же, что произошло дальше, повергает в шок любого.

Мракобесие в Санкт-Петербурге. Нелюди продолжают топтаться по мертвым.

мвд

Коннов Андрей Валериевич. заместитель начальника УВД Тверской области

Просьба пресечь беспредел в самом центре Северной столицы.

P.S.

То, чем эта история завершилась, повергает в еще больший шок.

В гибели полицейского никто не виноват.

Приговор размещен на официальном сайте печально знаменитого Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга и подлежит публикации.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Санкт-Петербург                    16 мая 2018 года

    Судья Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга Федорова Е.А.,

с участием государственного обвинителя прокурора прокуратуры Адмиралтейского района С.- Петербурга ФИО4,

подсудимых Бурова В.И., Васильева Д.Н.,

защитников адвоката Припадчева И.В., представившего ордер № А1574316, удостоверение №, адвоката Павлова В.Ю., представившего ордер № А1667184, удостоверение №,

при секретаре Максименко А.В.,

рассмотрев материалы уголовного дела № в отношении Бурова Вадима Игоревича, … года рождения, уроженца …, гражданина Российской Федерации, зарегистрированного по адресу: …, проживающего по адресу: …, женатого, имеющего малолетнего ребенка, со средним образованием, работающего водителем погрузчика в ООО «Производственная компания Калкулэйт», ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ,

Васильева Дмитрия Николаевича, … года рождения, уроженца г. Санкт-Петербург, гражданина Российской Федерации, зарегистрированного и проживающего по адресу: …, холостого, детей не имеющего, с неполным средним образованием, работающего слесарем-инструментальщиком в ЗАО «Кировский завод», на момент инкриминируемого преступления судимого 14.10.2013 Октябрьским районным судом Санкт-Петербурга по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ,

у с т а н о в и л

Органами предварительного расследования Буров В.И., Васильев Д.Н., каждый, обвиняются в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а именно в том, что 10.11.2013 в период времени с 00 часов 48 минут по 02 часа 08 минут Буров В.И. и Васильев Д.Н., находясь в помещении кафе, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, ул. Мясная, д. 28, действуя совместно, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к Коннову Андрею Валериевичу, имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни Коннова Андрея Валериевича, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни Коннова Андрея Валериевича, действуя в составе группы лиц, совместно нанесли не менее 15 ударов руками в область расположения жизненно-важных органов – в область головы, шеи и туловища Коннова Андрея Валериевича, причинив своими совместными умышленными преступными действиями Коннову Андрею Валериевичу физическую боль и тупую сочетанную травму головы, шеи, спины, а именно: кровоподтек в лобной области слева в проекции лобного бугра, полосовидную ссадину в левой височной области, кровоподтек на верхнем веке левого глаза с переходом на область переносицы, линейные ссадины («царапины») в лобной области справа и по средней линии, кровоподтек на наружной части верхнего века правого глаза и в проекции наружного края правой глазницы с кровоизлияниями в подлежащие мягкие ткани, множественные студневидные массивные расслаивающие темно-красные кровоизлияния на передней поверхности шеи проекции правой пластины щитовидного хряща, на правой боковой поверхности шеи в средней и верхней трети в проекции бифуркации правой сонной артерии, в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в проекции правой яремной вены на уровне средней трети шеи, в проекции правого угла нижней челюсти, в глубоких мышцах верхней и средней трети шеи справа, на передней поверхности шейного отдела позвоночника в средней трети, проекции нижних ножек левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в правой сосцевидной области, внутрикожные кровоизлияния в поясничной крестцовой областях по средней линии в проекции отростков позвонков. Тупая травма головы и шеи стала результатом базального субарахноидального (под мягкую мозговую оболочку) кровоизлияния головного мозга с распространением на боковые и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, цистерны головного мозга, продолговатый мозг, ствол, мозжечок. Повреждения, составляющие тупую травму головы и шеи, вызвали угрожающее жизни состояние, приведшее к смерти Коннова Андрея Валериевича, квалифицируются как тяжкий вред здоровью.

В результате умышленных совместных преступных действий Бурова В.И. и Васильева Д.Н., смерть Коннова Андрея Валериевича по неосторожности наступила от базального субарахноидательного (под мягкую мозговую оболочку) кровоизлияния головного мозга с распространением на боковые и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, цистерны головного мозга, продолговатый мозг, ствол, мозжечок, развившееся в результате тупой травмы головы и шеи на фоне патологических изменений сосудов головного мозга и сонных артерий, на месте происшествия по вышеуказанному адресу в указанный промежуток времени.

В ходе судебного разбирательства в соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель изменил предъявленное Бурову В.И., Васильеву Д.Н., каждому, обвинение в сторону смягчения, переквалифицировав действия каждого с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ, считая, что Буровым В.И., Васильевым Д.Н., каждым совершено нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Свою позицию государственный обвинитель мотивировал тем, что в материалах уголовного дела имеется 5 заключений судебно-медицинских экспертиз, согласно выводам 4 из которых, при исследовании трупа Коннова Андрея Валериевича были установлены повреждения головы, шеи, туловища, которые получены от действия тупых твердых предметов (предмета), получены прижизненно, в короткий промежуток времени, которые не представляли собой вред здоровью, опасный для жизни человека, и обычно оцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью. Выводы 4 заключений экспертов свидетельствуют о наступлении смерти Коннова Андрея Валериевича в связи с болезнью. Категоричных выводов о наличии прямой причинно-следственной связи между установленными у потерпевшего повреждениями и наступлением его смерти данные экспертизы не содержат.

Выводы данных экспертиз относительно наличия прямой причинно-следственной связи между имеющимися повреждениями и развитием субарахноидального кровоизлияния головного мозга, ставшего причиной смерти потерпевшего, противоречат заключению комплексной судебной экспертизы, согласно выводам которого, между повреждениями, составляющими тупую травму головы и шеи, смертью Коннова Андрея Валериевича имеется прямая причинная связь.

Таким образом, по мнению обвинения, в материалах дела имеются неустранимые противоречия в наличии прямой причинно-следственной связи между умышленными преступными действиями подсудимых и наступившими по неосторожности последствиями – смерти лица, в то время как обязательным условием объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, является наличие такой прямой причинно-следственной связи, в связи с чем государственный обвинитель считает, что в действиях подсудимых отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В то же время, учитывая, что в ходе судебного следствия установлено нанесение подсудимыми Буровым В.И., Васильевым Д.Н., каждым, ударов потерпевшему, что подтверждается показаниями допрошенных свидетелей, в том числе показаниями свидетелей ФИО12, ФИО17, данными ею в ходе предварительного расследования, которые показали, что Васильев Д.Н. нанес удары потерпевшему, показаниями свидетелей ФИО11, ФИО10 о том, что Буров В.И. нанес потерпевшему удары, показаниями подсудимого Бурова В.И., который показал, что нанес один удар потерпевшему, учитывая заключения судебно – медицинских экспертиз, государственный обвинитель считает, что подсудимыми совершено нанесение побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, и действия каждого из подсудимых следует квалифицировать в редакции УК РФ, действовавшей на момент совершения преступления, по ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ.

При этом, поскольку данное деяние, выразившееся в нанесении побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, было декриминализировано, государственным обвинителем заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении подсудимых Бурова В.И., Васильева Д.Н. в связи с декриминализацией.

С учетом мотивированной позиции государственного обвинителя, положений ч. 8 ст. 246 УПК РФ, являющихся для суда обязательными, оценивая так же представленные суду доказательства, суд считает, что действия подсудимых Бурова В.И., Васильева Д.Н., каждого подлежат квалификации по ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ).

Совокупностью представленных суду доказательств подтверждается нанесение каждым из подсудимых ударов потерпевшему Коннову Андрею Валериевичу, повлекших причинение повреждений, установленных заключениями судебно-медицинских экспертиз. Однако в ходе судебного следствия не нашло своего подтверждения совершение Буровым В.И. и Васильевым Д.Н. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Коннова Андрея Валериевича.

Так, из показаний свидетеля ФИО13 следует, что 10.11.2013 в период времени с 00 часов 48 минут по 02 часа 08 минут в помещении кафе, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, ул. Мясная, д. 28, между Васильевым Д.Н. и мужчиной по имени Игорь возник конфликт, в ходе которого Васильев Д.Н. ударил Игоря и тот упал на стол, за которым сидел потерпевший Коннов Андрей Валериевич. В связи с этим Коннов Андрей Валериевич встал и попытался уладить конфликт. Тогда к ним подбежал Буров В.И. и нанес Коннову Андрею Валериевичу один удар кулаком в область лица, от чего Коннов Андрей Валериевич упал.

Из показаний свидетеля ФИО9 следует, что в указанное время в кафе между Васильевым Д.Н. и ФИО18 возник конфликт и драка, в ходе которой ФИО18 упал на стол, за которым сидел Коннов Андрей Валериевич. Потерпевший стал возмущаться, размахивать руками. В этот момент к ним подошел Буров В.И. и нанес Коннову Андрею Валериевичу один удар кулаком в область лица, от чего Коннов Андрей Валериевич опустился на одно колено, а затем Коннов Андрей Валериевич встал и прошел в сторону туалета, куда так же прошел ФИО1

Из показаний свидетеля ФИО17, данных ею в ходе предварительного расследования, оглашенных в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, следует, что в ходе возникшего между Васильевым Д.Н. и ФИО18 конфликта потерпевший Коннов Андрей Валериевич стал их разнимать и в этот момент подошел Буров В.И. и нанес потерпевшему один удар кулаком в область лица, отчего потерпевший опустился на пол, а затем встал и прошел в сторону туалета, где Васильев Д.Н. не менее двух раз ударил Коннова Андрея Валериевича в область головы.

Свидетель ФИО10 показал, что после того, как у Васильева Д.Н. и ФИО18 возник конфликт, потерпевший Коннов Андрей Валериевич стал их разнимать и в этот момент к ним подошел Буров В.И. и нанес Коннова Андрея Валериевича два удара рукой в область лица, от которых Коннов Андрей Валериевич упал и больше не вставал.

Свидетель ФИО11 так же подтвердил, что в тот момент, когда потерпевший разнимал Васильева Д.Н. и ФИО18 Буров В.И. подошел к потерпевшему и нанес ему не менее двух ударов рукой в область головы.

Свидетель ФИО12, который был допрошен в ходе предварительного расследования и в ходе судебного следствия и показания которого были оглашены в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, показал, что в указанное время он зашел в кафе на <адрес>, где у выхода увидел Бурова В.И. и двух девушек, а также услышал крик и шум из второго зала кафе. Пройдя во второй зал, увидел, что, находясь возле туалета, Васильев Д.Н. нанес не менее пяти ударов руками в область головы ФИО8, который пытался обороняться, но ответные удары не наносил.

Нанесение подсудимыми ударов потерпевшему подтверждается так же материалами дела, в частности: рапортами об обнаружении признаков преступления, согласно которым 10.11.2013 в 02 часа 15 минут в баре по адресу: Санкт-Петербург, ул. Мясная, д. 28 произошла драка, затем обнаружен труп ФИО8 со следами побоев (т. 1 л.д. 73, 74, 97, 98);

протоколом явки Бурова В.И. с повинной, согласно которому Буров В.И. сообщил, что в указанное время, находясь в кафе, увидел, что у Васильева Д.Н. произошел конфликт с двумя мужчинами. Тогда он подошел к одному из мужчин и ударил его один раз рукой в лицо, от чего тот пошатнулся и стал приседать на корточки. После этого Буров ушел из кафе, Васильев Д.Н. и его знакомые остались в кафе (т. 3 л.д. 5-7);

протокол предъявления лица для опознания, согласно которому свидетель ФИО13 опознал среди предъявленных лиц Бурова В.И., который 10.11.2013 около 02 часов 30 минут в кафе «Шаверма» нанес удар кулаком в лицо ФИО8 (т. 3 л.д. 10-15);

– протокол предъявления лица для опознания, согласно которому свидетель ФИО12 опознал среди предъявленных лиц Васильева Д.Н., который 10.11.2013 в ночное время, находясь в кафе, избил ФИО8, нанеся ему не менее пяти ударов кулаками в область головы (т. 3 л.д. 122-127);

– протокол проверки показаний свидетеля ФИО11 на месте, в ходе которой он показал, что Буров В.И. нанес не менее двух ударов кулаком в область головы ФИО8 (т. 6 л.д. 70-73);

– протокол проверки показаний свидетеля ФИО14 на месте, в ходе которой она показала, что Буров В.И. нанес Коннову А.В. один удар в область головы (т. 6 л.д. 74-77);

– протокол проверки показаний свидетеля ФИО15 на месте, в ходе которой она показала, что Буров В.И. нанес не менее одного удара в область головы ФИО8 (т. 6 л.д. 78-81);

– протокол проверки показаний свидетеля ФИО10 на месте, в ходе которой он показал, что Буров В.И. нанес два удара рукой в области головы ФИО8, от чего последний упал (т. 6 л.д. 82-85).

В ходе предварительного расследования бы получены: заключение судебно – медицинской экспертизы трупа ФИО8, заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы по материалам дела, два заключения комплексной судебной экспертизы.

Согласно заключению эксперта (судебно-медицинская экспертиза трупа) № от 23.01.2014, при судебно-медицинском исследовании трупа ФИО8 обнаружены следующие повреждения и патологические изменения, которые можно условно разделить на 3 группы:

  1. Множественные кровоизлияния в области передней поверхности шеи справа в средней трети в зоне правой платины щитовидного хряща (1); на правой боковой поверхности шеи в средней и верхней трети в области бифуркации правой сонной артерии (1); в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы (1); области правой яремной вены на уровне средней трети шеи (1); в области правого угла нижней челюсти (1); в глубоких мышцах шеи справа на уровне верхней и средней трети (1); на передней поверхности шейного отдела позвоночника в средней трети (1); области нижних ножек левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы (1); в правой сосцевидной области (1); в области правого глаза (1); в лобной области слева (1), в области выйной связки на уровне 6-7 шейных позвонков (1), в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы (2), в окружности правой доли щитовидной железы (1), в лобной области справа в проекции лобного бугра с переходом на область правой надбровной дуги и височную область (1), а также: кровоподтек лобной области слева в проекции лобного бугра, ссадина левой височной области с захватом наружного края глазницы, кровоизлияния на верхнем веке левого глаза с переходом на область переносицы, царапины и кровоподтек лобной области справа и по средней линии, кровоподтек на верхнем веке правого глаза, внутрикожные кровоизлияния пояснично-крестцовой области по средней линии.
  2. Обширное симметричное субарахноидальное кровоизлияние на базальной поверхности головного мозга с переходом на выпуклые поверхности полушарий и обширное муфтообразное субарахноидальное кровоизлияние в шейном отделе позвоночника.
  3. Отек головного мозга, ствола головного мозга, шейного отдела спинного мозга, а также извитой характер, гофрированный вид, неравномерная толщина, растянутость стенок артерий основания головного мозга (базилярной, передних и задних соединительных, средней мозговой, внутренней сонной артерий), наличие плотных слоистых и зернистых тромботических масс в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий.

Характер и выраженность выявленных изменений указывает на то, что причиной смерти ФИО8 явилось базальное субарахноидальное кровоизлияние, осложнившееся развитием отека головного мозга, ствола головного мозга, шейного отдела спинного мозга.

Характер обнаруженных повреждений и изменений (студневидные, темно-красные, блестящие кровоизлияния, отек тканей) и данные судебно-гистологического исследования (кровоизлияния без клеточной реакции) указывают на то, что все они образовались незадолго до наступления смерти ФИО8 за период времени, исчисляемый единичными минутами – десятками минут.

В связи с однотипным характером повреждений и давностью их образования установить последовательность причинения повреждений не представилось возможным.

Обнаруженные повреждения (группа 1) образовались по единому механизму тупой травмы и возникли в результате множественных воздействий тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной следообразующей травмирующей поверхностью, действовавшего (действовавших) в область головы, шеи, поясничной области по механизму ударов и трения.

Таким предметом могла быть рука, нога или иной тупой предмет с аналогичными параметрами. В связи с отсутствием каких-либо специфических признаков повреждений более точно высказаться об индивидуальных особенностях травмирующего предмета не представляется возможным.

Повреждения головы, шеи, поясничной области, составляющие группу № 1 и образованные по вышеуказанному механизму образуют на теле потерпевшего не менее восьми (8) зон приложения силы, из которых: не менее шести (6) зон расположено в области головы (лица), одна (1) зона расположена на правой боковой поверхности шеи в верхней и средней трети и одна (1) зона в поясничной области.

При этом кровоизлияния в ножки правой и левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, кровоизлияние в мягкие ткани на передней поверхности шейного отдела позвоночника и кровоизлияние в области выйной связки задней поверхности шеи могли образоваться в результате хлыстообразного движения головы в направлении спереди – назад при нанесении ударов в область лица.

Однако при судебно-медицинском и судебно-гистологическом исследованиях выявлены четкие морфологические признаки, характерные для патологических изменений сосудов основания головного мозга и мозговых оболочек в виде изменения структуры и вида стенок артерий основания головного мозга (базилярной, передних и задних соединительных, средней мозговой, внутренней сонной артерий), а также наличия плотных слоистых и зернистых тромботических масс в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий, формирующихся тромботических масс в просвете одной из крупных артерий, склероза стенок артерий, участков истончения, утолщения, фрагментации эластических мембран в стенках артерий, склероза мягких мозговых оболочек в срезах сосудов основания головного мозга, постгеморрагического склероза мягких мозговых оболочек в срезе зрительного перекрестия, клубков мелких сосудов со склерозированными стенками, диффузно-очагового глиоза, следов старых периваскулярных кровоизлияний в срезе стенки бокового желудочка, следов старых периваскулярных кровоизлияний, очагового глиоза в срезе ножек мозжечка, следов старых периваскулярных кровоизлияний в срезе левой височной доли и правой височной доли.

Наличие признаков тромбоза, очагового глиоза, следов старых периваскулярных кровоизлияний, постгеморрагического склероза указывают на то, что подобные нарушения мозгового кровообращения неоднократно имели место у ФИО8 задолго до наступления смерти.

Все это указывает на то, что обнаруженное базальное субарахноидальное кровоизлияние не является травматическим и явилось следствием кровотечения из патологически измененных сосудов основания головного мозга (цереброваскулярной болезни).

Данное кровотечение могло развиться под действием различных факторов или их сочетаний (патологические изменения сосудов и ткани головного мозга, алкогольная интоксикация). Кроме того, не исключается способствование возникновению кровотечения причинение тупой травмы в виде множественных ударов в область головы и шеи.

Однако при наличии выраженных признаков патологических изменений сосудов и давних процессов в сосудах головного мозга, подтвердить прямую причинно-следственную связь между развитием кровоизлияния и причинением ударов в данном случае не представляется возможным.

В этом случае обнаруженные повреждения головы и шеи расстройства здоровья за собой не повлекли и в прямой причинной связи со смертью не состоят (т. 4 л.д. 8-51).

Согласно выводам комиссии экспертов (судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) от 29.07.2014, причиной смерти ФИО8 явилась цереброваскулярная болезнь (заболевание сосудов головного мозга), осложнившаяся развитием субарахноидального (под паутинные мозговые оболочки) кровоизлияния на базальной (нижней, со стороны основания черепа) поверхности головного мозга с переходом на конвекситальные (выпуклые, со стороны свода черепа) поверхности полушарий головного мозга и на шейный отдел спинного мозга.

Факторами, способствовавшими развитию обширного субарахноидального кровоизлияния и осложнений, ставших непосредственной причиной смерти (острой дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности), явились алкогольная интоксикация, тупая травма головы и шеи, физическое и психоэмоциональное перенапряжение пострадавшего, а также попадание в дыхательные пути желудочного содержимого.

В ходе судебно-медицинского исследования трупа ФИО8, а также лабораторных и специальных исследований макро- и микропрепаратов артерий основания головного мозга источник (источники) кровотечения не обнаружен (в ходе первичного судебно-медицинского исследования трупа не проведена ангиография сосудов головного мозга и другие необходимые для этого исследования). По этой причине не представляется возможным установить и конкретный механизм нарушения целостности сосуда или сосудов (разрыв, расслоение, некроз с последующей перфорацией или др.).

Вместе с этим, учитывая всю совокупность сведений, имеющихся в представленных на экспертизу материалах, возможно в практически достоверной форме высказаться в пользу нетравматической (патологической, связанной с цереброваскулярной болезнью) природы кровоизлияния и о локализации его источника или источников в области сосудов основания головного мозга.

Объективных судебно-медицинских данных о «разрыве» у ФИО8 «большого количества сосудов мягких мозговых оболочек на всем протяжении шейного отдела и значительных участков головного мозга» в представленных материалах не содержится. В данном случае имело место распространение кровоизлияния от места расположения источника кровотечения (в области сосудов основания головного мозга) в соседние с ним области (конвекситальные поверхности полушарий головного мозга и шейный отдел спинного мозга), что определяется анатомическим свойствами головного и спинного мозга и их оболочками (сообщаемостью и пр.). В процессе распространения кровоизлияния не исключается дополнительное повреждение мелких сосудов мягкой мозговой оболочки в результате ее расслаивания и натяжения. Описанные у ФИО8 большая площадь и большой объем субарахноидального кровоизлияния, его симметричность, наличие крови в межножковой цистерне типичны для нетравматической природы, в частности, связанной с цереброваскулярной болезнью.

Давность субарахноидального кровоизлияния на базальной и конвекситальной поверхностях головного мозга, а также в шейном отделе спинной мозга составляет минуты – десятки минут. Вместе с этим, наряду со «свежими» кровоизлияниями в различных отделах головного мозга ФИО8 установлены и давние кровоизлияния, давность которых составляет дни, недели и более.

В представленных материалах имеется описание изменений внутричерепного участка левой внутренней сонной артерии. Из описания следует, что они имеют патологическую (нетравматическую) природу, связанную с цереброваскулярной болезнью. Их давность составляет около суток и более.

При исследовании трупа ФИО8 описаны следующие повреждения (всего не менее 22 повреждений): а) на голове (не менее 11): ссадина (1) левой височно-глазничной области; кровоподтек (1) лобной области слева (в проекции лобного бугра); кровоподтек (1) верхнего века левого глаза (с переходом на область переносицы); ссадины (не менее 2, точное количество не указано) лобной области справа и в центре; кровоподтек (1), гематома (1) лобной области справа (в проекции лобного бугра); кровоизлияние (1) в кожно-мышечный лоскут головы в лобно-височно-глазничной области справа (в проекции лобного бугра с переходом на область правой надбровной дуги и височную область); кровоподтек (1) верхнего века правого глаза (с переходом на наружный край глазницы); кровоизлияние (1) в кожно-мышечный лоскут головы в правой заушной (сосцевидной) области; кровоизлияние (1) в мягкие ткани лица в области правого угла нижней челюсти; б) на шее (не менее 10): кровоизлияния (не менее 2, точное количество не указано) в мягкие ткани в области передней поверхности шеи справа в средней трети в зоне правой пластины щитовидного хряща, в окружности правой доли щитовидной железы; кровоизлияние (1) в мягкие ткани в области правой яремной вены на уровне средний трети шеи; кровоизлияние (1) в мягкие ткани на правой боковой поверхности шеи в средней и верхней трети в области бифуркации правой сонной артерии; кровоизлияние (1) в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы; кровоизлияния (2) в нижних ножах правой и левой грудино-ключично-сосцевидой мышцы; кровоизлияние (1) в глубокие мышцы шеи справа на уровне верхней и средней трети; кровоизлияние (1) в мягкие ткани на передней поверхности шейного отдела позвоночника в средней трети; кровоизлияние (1) в мягкие ткани в области выйной связки на уровне 6-7 шейных позвонков; в) на туловище (не менее 1): кровоподтек (1) пояснично-крестцовой области (в центральной части).

Давность указанных повреждений составляет минуты – десятки минут. Установить при этом последовательность образования повреждений, а также свежих (исчисляемых минутами – десятками минут) патологических субарахноидальных кровоизлияний на базальной и конвекситальной поверхностях головного мозга и в шейном отделе спинного мозга не представляется возможным. Все они могли образоваться в сравнительно короткий промежуток времени друг за другом; нельзя исключить, что часть из них – одновременно.

Повреждения на голове и шее, а также патологические изменения в левой внутренней сонной артерии не могли образоваться одновременно, поскольку имеют различную давность.

Местами приложения травмирующих воздействий, соответственно локализации наружных и внутренних повреждений, их морфологическим особенностям, были: а) на голове: левая височно-глазничная область (ссадина); лобная область слева (кровоподтек); верхнее веко левого глаза (кровоподтек); лобная область в центре (ссадины); правая лобно-височно-глазничная область (ссадины, кровоподтек, гематома, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут); верхнее веко правого глаза (кровоподтек); область правого угла нижней челюсти (кровоизлияние в мягкие ткани); и, возможно, правая заушная (сосцевидная) область (кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут); б) на шее: правая переднебоковая поверхность шеи в верхней и средней трети (кровоизлияния в мягкие ткани в области правой пластины щитовидного хряща, правой доли щитовидной железы, правой яремной вены, бифуркации правой сонной артерии, тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, глубоких мышц шеи справа, мягких тканей передней поверхности шейного отдела позвоночника); задняя поверхность нижней трети шеи в центре (кровоизлияние в мягкие ткани в области выйной связки на уровне 6-7 шейных позвонков); и, возможно, правая и левая переднебоковые поверхности шеи в нижней трети (кровоизлияния в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидных мышц); в) на туловище: пояснично-крестцовая область в центре (кровоподтек).

Видами травмирующих воздействий, соответственно морфологической сущности повреждений, локализации и взаиморасположению наружных и внутренних повреждений, морфологическим особенностям повреждений, были: а) на голове: удар (кровоподтеки верхних век обоих глаз; кровоподтек, гематома, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут правой лобно-височной области; кровоизлияние в мягкие ткани в область правого угла нижней челюсти); удар и (или) сдавление (кровоподтек лобной области слева; кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут правой заушной области); удар и (или) трение (ссадина левой височно-глазничной области; ссадины лобной области справа и в центре); б) на шее: удар и (или) сдавление (кровоизлияния в поверхностные и глубокие мягкие ткани правой переднебоковой области шеи в верхней, средней и, возможно, нижней трети – в области нижней ножки правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы; кровоизлияние в мягкие ткани в области выйной связки на уровне 6-7 шейных позвонков; кровоизлияние в нижнюю ножку левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы); в) на туловище: удар (кровоподтек пояснично-крестцовой области).

Кровоизлияния в правой заушной (сосцевидной) области, а также в области правой и левой переднебоковых поверхностей шеи в нижней трети (в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидных мышц), кроме того, могли образоваться по непрямому механизму в результате растяжения (например, в результате чрезмерного натяжения и надрыва грудино-ключично-сосцевидных мышц в местах их прикрепления вследствие удара в среднюю часть мышцы и ее резкого сокращения либо вследствие запрокидывания головы в направлении спереди назад при нанесении ударов в область лица).

Как следует из вышеизложенного, все описанные у ФИО8 повреждения не могли образоваться только в результате сдавления, только в результате растяжения, только в результате трения, но могли образоваться только в результате ударных травмирующих воздействий, в том числе с запрокидыванием головы.

Повреждения на голове и шее, а также патологические изменения в левой внутренней сонной артерии не могли образоваться одновременно «во время захвата головы рукой и резкого вращения головы вправо», как минимум, по причине их разной давности. Кроме того, при исследовании трупа ФИО8 не обнаружены повреждения, характерные для «резкого вращения головы» – как указано в акте судебно-медицинского исследования трупа, «связки шейного отдела позвоночника без видимых повреждений, шейные позвонки без признаков деформации и патологической подвижности, здесь же не описано каких-либо кровоизлияний, спинной мозг также без повреждений.

Минимальное количество травмирующих воздействий, с учетом морфологической сущности повреждений, их взаиморасположения и механизма образования, было от 11 до 15, при этом: а) на голове – не менее 9-10, их них: 1 в левой височно-глазничной области (ссадина); не менее 1 в лобной области слева (кровоподтек); не менее 1 в области верхнего века левого глаза (кровоподтек); не менее 2 в лобной области в центре (ссадины); не менее 2 в правой лобно-височно-глазничной области (ссадины, кровоподтек, гематома, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут); не менее 1 в области верхнего века правого глаза (кровоподтек); не менее 1 в области правого угла нижней челюсти (кровоизлияние в мягкие ткани); и, возможно (при условии прямого ударного механизма образования), не менее 1 в правой заушной области (кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут); при условии прямого механизма образования в результате сдавления или непрямого механизма образования, травмирующие воздействия пришлись в другие области шеи или головы или сочетались с ними (то есть дополнительных травмирующих воздействий не было); б) на шее – не менее 1-4, из них: возможно (при условии ударного механизма образования), не менее 1 в правой переднебоковой области шеи в верхней и средней трети (кровоизлияния в мягкие ткани в области правой пластины щитовидного хряща, правой доли щитовидной железы, правой яремной вены, бифуркации правой сонной артерии, тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, глубоких мышц шеи справа, мягких тканей передней поверхности шейного отдела позвоночника); при условии образования в результате сдавления, травмирующее воздействие (не менее 1) сочеталось с таковым в области задней поверхности шеи; не менее 1 в задней области нижней трети шеи (кровоизлияние в мягкие ткани в области выйной связки на уровне 6-7 шейных позвонков); при условии образования в результате сдавления, травмирующее воздействие (не менее 1) сочеталось с таковым в области переднебоковой поверхности шеи; возможно (при условии прямого ударного механизма образования) не менее 2 в правой и левой переднебоковых областях шеи в нижней трети (кровоизлияния в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидных мышц); при условии непрямого механизма образования, травмирующие воздействия пришлись в другие области шеи или головы (то есть дополнительных травмирующей воздействий не было); в) на туловище: не менее 1 в пояснично-крестцовой области (кровоподтек).

Обнаруженное у ФИО8 смертельное субахарноидальное кровоизлияние на базальной и конвекситальной поверхностях головного мозга и в шейном отделе спинного мозга явилось следствие кровотечения из патологически измененных сосудов основания головного мозга – результат цереброваскулярной болезни. Данное кровотечение развилось под провоцирующим действием алкогольной интоксикации, тупой травмы головы и шеи, физического и психоэмоционального напряжения. Но, вместе с этим, при наличии выраженных признаков патологических изменений сосудов и давних процессов в сосудах головного мозга, такое кровоизлияние могло произойти и без дополнительного провоцирующего действия (под действием лишь внутренних процессов в организме, в пределах физиологических нагрузок на сосудистую систему).

Подтвердить прямую причинно-следственную связь между ним и травмой головы и шеи в таком случае не представляется возможным. Травма головы и шеи может рассматриваться как условие, способствовавшее возникновению и развитию кровоизлияния. Таким образом, повреждения, обнаруженные у ФИО8, в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти не состоят.

Повреждения, описанные у ФИО8 (ссадины лица, кровоподтеки и кровоизлияния в подлежащие мягкие ткани головы, шеи и пояснично-крестцовой области), каждое их них в отдельности не является опасным для жизни, не вызывает расстройство здоровья или утрату трудоспособности, а поэтому как вред здоровью не расценивается (п. 9 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008 № 194 «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»).

В своей совокупности указанные повреждения, будучи многочисленными и расположенными не только в поверхностных, но и в глубоких мягких тканях (в области шеи), могли вызвать расстройство здоровья. Однако установить факт такого расстройства, его продолжительность и исход в связи со смертью ФИО8 не представляется возможным.

В данном случае нет объективных медицинских данных, могущих стать основанием для оценки степени влияния на формирование окончательного объема обнаруженного у ФИО8 смертельного субарахноидального кровоизлияния причиненной ему травмы в количественном отношении. Поскольку невозможно определить степень ее влияния на формирование окончательного объема субарахноидального кровоизлияния, то невозможно определить и объем ее последствий, а, следовательно, установить в данном случае и степень тяжести по отношению к обнаруженному кровоизлиянию (т. 4 л.д. 69-108).

Согласно выводам комплексной судебной экспертизы по материалам дела №, причиной смерти ФИО8 явилось массивное субарахноидальное (под мягкими мозговыми оболочками) кровоизлияние на базальной поверхности головного мозга, распространяющееся на боковые и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, проникающее в извилины, вещество, цистерны, стволовой отдел головного мозга и мозжечок, осложнившееся развитием отека головного мозга, муфтообразного субарахноидального кровоизлияния спинного мозга, отека мягких оболочек и вещества спинного мозга, аспирации пищевых масс в долевые и сегментарные бронхи, дистелектаза, острой эмфиземы, интраальвеолярных кровоизлияний и очагового отека легких, на фоне патологии стенок (дистония, извитость, очаговый фиброз интимы и утолщение, неравномерная извитость, разволокнение эластических мембран) артерий основания головного мозга, алкогольной интоксикации с учетом имеющихся обстоятельств дела, что подтверждается:

– результатами судебно-медицинского исследования трупа ФИО8 (под мягкими оболочками на базальной поверхности головного мозга в области больших полушарий, зрительного перекрестия, ствола, ножек мозжечка, моста и в зоне продолговатого мозга расположено обширное толстое прерывистое диффузное студневидное темно-красное кровоизлияние, максимально выраженное в области сосудистого базального круга; кровоизлияние симметрично распространяется на базальные, латеральные и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, глубоко проникает в извилины и плотно заполняет цистерны мозга; в зоне ствола кровоизлияние приобретает муфтообразную форму и через большое затылочное отверстие спускается в полость спинномозгового канала; рельеф полушарий головного мозга сглажен, извилины уплощены, борозды расширены и заполнены кровью; мягкие мозговые оболочки спинного мозга студневидные, темно-красно-розоватые, набухшие, мутные, с расширенными сосудами, под ними на всем протяжении шейного отдела до уровня 1-го грудного позвонка студневидное, темно-красное, муфтообразное, блестящее кровоизлияние; в трахее, в крупных, долевых и сегментарных бронхах большое количество непереваренной пищи растительного и мясного происхождения с примесью розовато-серой пенистой слизи и желчи; на всем протяжении артерии основания мозга с неравномерно утолщенными полупрозрачными белесоватыми стенками, с участками расширения просвета неравномерной длины и диаметра, извитые, местами гофрированного вида; базилярная артерия извитая, с неравномерно утолщенной стенкой, артерии моста тонкие, диаметром до 0,2 см, легко рвутся, задние мозговые артерии диаметром до 0,2-0,3 см с тонкой стенкой, задние и передние соединительные артерии извитые, с незначительными мешковидными выпячиваниями);

– результатами судебно-гистологического исследования препаратов от трупа ФИО8 (субарахноидальные кровоизлияния в срезах головного и спинного мозга; внутримозговые кровоизлияния; кровоизлияния в стволе головного мозга; тромбоз артерии основания головного мозга; отек головного и спинного мозга, дистрофические изменения нейронов; очаговая эмфизема, дистелектаз, очаговый отек, интраальвеолярные кровоизлияния в легких; очаговые кровоизлияния без клеточной реакции в мягкие ткани головы и мышцы языка; дистония, извитость стенки, очаговый фиброз интимы, очаговое утолщение, разволокнение эластических мембран артерий основания головного мозга;

– результатами судебно-химического исследования крови и мочи от трупа ФИО8 (обнаружен этиловый спирт в концентрации: 2,8±0,2%о, в моче 2,5±0,2%о).

У ФИО8 имелась тупая сочетанная травма тела, включающая в себя следующие повреждения:

а) головы – множественные кровоизлияния в мягких тканях лобной области справа, правой сосцевидной области, в области правого глаза, в клетчатке около слюнной железы, в мышцы языка, множественные кровоподтеки в лобной области слева, на верхнем веке левого глаза с переходом на область переносицы, на верхнем веке правого глаза с переходом на область наружного края глазницы, множественные ссадины в левой височной области и в лобной области справа;

б) шеи – множественные кровоизлияния в мягких тканях в области правой доли щитовидной железы, на задней поверхности нижней трети шеи, в области средней трети передней поверхности шеи справа в зоне правой пластины щитовидного хряща, на правой боковой поверхности шеи на границе средней и верхней третей в области бифуркации правой сонной артерии, в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидных мышц, в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в области правой яремной вены на уровне средней трети шеи, в глубоких мышцах шеи справа на уровне верхней и средней третей;

в) спины – множественные внутрикожные кровоизлияния в пояснично-крестцовой области.

Имевшиеся у ФИО8 повреждения образовались в результате множественных травмирующих воздействий (не менее 20-и) твердого тупого предмета (предметов) с ограниченной в зоне контакта повреждающей поверхностью, местами приложения травмирующих сил были: правая и левая лобные области; область правого сосцевидного отростка; области правого и левого глаз; левая височная область; передняя, задняя и правая боковая поверхности шеи; пояснично-крестцовая область, на что указывает локализация повреждений.

Видами травмирующих воздействий были удар и удар с элементами трения, на что указывают морфологические проявления травмы (кровоподтеки, кровоизлияния, ссадины), односторонняя локализация в сочетании с центростремительными и одновременно касательными векторами травмирующего воздействия. Все вышеуказанные повреждения являются прижизненными.

Сопоставляя результаты судебно-гистологического исследования очаговых кровоизлияний в мягкие ткани передней поверхности шеи справа в области щитовидного хряща, шеи справа в области бифуркации сонной артерии, ножек правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, области правой яремной вены, области правого угла нижней челюсти около слюнной железы, глубоких мышц шеи справа, в области средней трети правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, ножек левой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, правой сосцевидной области, области правого глаза, правой и левой лобной областей, правой доли щитовидной железы, мышцах языка (очаговые кровоизлияния без клеточной реакции и со слабовыраженной клеточной реакцией, состоящие из гемолизированных эритроцитов, клеток белой крови; в сосудах сладж эритроцитов, стазы в капиллярах; расширение периваскулярных и перицеллюлярных пространств, в некоторых периваскулярных пространствах зерна пигмента буроватого цвета (гемосидерин) с данными, изложенными в методических рекомендациях ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденных 16.09.2010, «Судебно-медицинская диагностика давности повреждения гистологическими методами», и используя метод нестрогой аналогии, давность причинения указанных повреждений ФИО8 составила не более 3 часов до наступления его смерти.

Сопоставляя описанные морфологические особенности кровоподтеков (бледно-синего цвета и сине-красного цветов, припухлости в их проекции) и ссадин (поверхность ниже окружающей кожи, подсохшая, светло-красного цвета) с данными, изложенными в письме Главного судебно-медицинского эксперта МЗ РСФРС № от 25.06.1990 «Судебно-медицинская диагностика прижизненности и давности механических повреждений», и используя метод нестрогой аналогии, давность причинения указанных повреждений ФИО8 составила не более 6 часов до наступления смерти.

Причиной смерти ФИО8 явилось массивное субарахноидальное кровоизлияние на базальной поверхности головного мозга. В виду того, что источник данного кровоизлияния не установлен, ответить на вопрос о наличии или отсутствии прямой причинной связи между имевшимися у ФИО8 повреждениями и наступлением его смерти не представляется возможным.

В связи с тем, что не представляется возможным установить причину возникновения массивного субарахноидального кровоизлияния на базальной поверхности головного мозга ФИО8, тяжесть вреда, причиненного здоровью данным кровоизлиянием, не оценивается.

Имевшаяся у ФИО8 тупая сочетанная травма тела обычно у живых людей не является опасной для жизни, не вызывает расстройство здоровья или утрату трудоспособности, в связи с чем как вред здоровью не расценивается (основание: п. 9 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (Приложение к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008 за № 194н).

Согласно акту судебно-химического исследования № от 11.11.2013 при судебно-химическом исследовании крови и мочи от трупа ФИО8 обнаружен этиловый спирт в концентрации в крови 2,8±0,2%о, что обычно у живых людей соответствует сильной степени алкогольного опьянения.

Причиной формирования субарахноидальных кровоизлияний у ФИО8 мог стать разрыв патологически измененной стенки сосуда головного мозга. Ответить на вопрос о том, можно ли достоверно утверждать, что образования кровоизлияний под мягкие оболочки головы и шеи связано с разрывом сосудов головного мозга в результате цереброваскулярной болезни, в категоричной форме не представляется возможным в связи с тем, что не установлен конкретный источник кровотечения.

Субарахноидальные кровоизлияния в области ствола и основания головного мозга, спинного мозга, внутримозговые кровоизлияния (в стволе, мозжечке, обеих височных долях, стенке бокового желудочка) образовались в период времени, не превышающий 3 часов до наступления смерти ФИО8, что подтверждается результатами судебно-гистологического исследования (кровоизлияния без клеточной реакции и со слабовыраженной клеточной реакцией, состоящие из гемолизированных эритроцитов, клеток белой крови; сосуды вещества головного и спинного мозга неравномерного кровенаполнения, сладж эритроцитов, стазы в капиллярах; расширение периваскулярных и перицеллюлярных пространств, очаговое разрежение нейропиля, в некоторых периваскулярных пространствах зерна пигмента буроватого цвета (гемосидерин), набухание, ишемия нейронов, сателлитоз, нейронофагия).

Наиболее вероятной причиной обнаруженных изменений в левой сонной артерии ФИО8 (утолщенная, уплотненная, растянутая, белесоватая, мутная стенка, местами напоминают «песочные часы»; после отсепаровки внутренняя сонная артерия приподнимается в виде плотного расширенного растянутого «столбика», в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий слоистый, зернистый, плотный, серо-красный сверток крови) явилась патология строения сосудистых стенок и облитерирующий атеросклероз.

В виду того, что обнаруженный в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий ФИО8 сверток крови не изымался для судебно-гистологического исследования, ответить на вопрос о давности его образования не представляется возможным.

Имевшиеся у ФИО8 повреждения головы и шеи образовались в результате множественных ударных воздействий твердого тупого предмета (предметов) с местами приложения травмирующих сил в различных анатомических областях.

Выявленные изменения стенок левой сонной артерии с ее тромбозом вероятнее всего явились результатом патологии строения сосудистых стенок и облитерирующего атеросклероза. Так же следует отметить, что данный участок левой сонной артерии (зона разветвления на среднюю мозговую и переднюю соединительную артерии) располагается интракраниально (внутри полости черепа).

Таким образом, одновременное образование повреждений на голове и шее ФИО8, а также изменений в левой сонной артерии невозможно в результате осуществления «захвата головы рукой и резкого вращения головы вправо».

Попадание желудочного содержимого в дыхательные пути ФИО8 произошло в результате рвоты, являвшейся проявлением (общемозговой симптоматики) имевшегося у него базального субарахноидального кровоизлияния, с последующим «вдыханием» смеси желудочного сока и непереваренных остатков пищи.

Аспирация желудочного содержимого у ФИО8 произошла в момент наступления его смерти.

Имевшиеся у ФИО8 повреждения головы, шеи и спины образовались в результате множественных ударных воздействий твердого тупого предмета (предметов) с местами приложения травмирующих сил в различных анатомических областях.

В представленных комиссии экспертов материалах отсутствуют данные, позволяющие установить конкретный источник формирования субарахноидальных кровоизлияний головного и спинного мозга.

Вопрос о том, является ли типичным для цереброваскулярной болезни разрыв большого количество сосудов мягких мозговых оболочек на всем протяжении шейного отдела и значительных участков головного мозга или подобная морфологическая картина характерна для травмы шеи и головы, является теоретическим, в связи с чем ответ на него не входит в компетенцию комиссии экспертов (т. 6 л.д. 99-127).

Согласно выводам комплексной судебной экспертизы по материалам дела № от 04.08.2016, причиной смерти ФИО8 явилось базальное субарахноидальное (под мягкую мозговую оболочку) кровоизлияние головного мозга с распространением на боковые и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, цистерны головного мозга, продолговатый мозг, ствол, мозжечок, развившееся в результате тупой травмы головы и шеи на фоне патологических изменений сосудов головного мозга и сонных артерий, на что указывают: обширное толстое прерывистое диффузное студневидное темно-красное кровоизлияния под мягкой мозговой оболочкой головного мозга, максимально выраженное в области базального сосудистого круга и спускающегося через большое затылочное отверстие под мягкую мозговую оболочку шейного отдела спинного мозга; множественные кровоподтеки, ссадины, кровоизлияния в мягких тканях лица и шеи; неравномерно утолщенные стенки артерий основания головного мозга, с участками расширения просвета неравномерной длины и диаметра, извитые, местами гофрированного вида с незначительными мешковидными выпячиваниями; обширные субарахноидальное кровоизлияния в головном мозге, мозжечке; кровь в желудочках головного мозга; гематома в стволовой части головного мозга, отек головного мозга, расслаивающие мелкие кровоизлияния в толще твердой мозговой оболочки спинного мозга, обширное субдуральное кровоизлияние, окутывающее нервные корешки спинного мозга и сам спинной мозг, крупные разрушающие кровоизлияния в мягких тканях различной локализации, кровоизлияние в зоне сосудисто-нервного пучка шее, кровоизлияния в мышечной массе языка, в слюнной и щитовидной железах.

У ФИО8 имелась тупая сочетанная травма головы, шеи, спины: головы: кровоподтек в лобной области слева в проекции лобного бугра, полосовидная ссадина в левой височной области, кровоподтек на верхнем веке левого глаза с переходом на область переносицы, линейные ссадины («царапины») в лобной области справа и по средней линии, кровоподтек на наружной части верхнего века правого глаза и в проекции наружного края правой глазницы с кровоизлияниями в подлежащие мягкие ткани; шеи: множественные студневидные массивные расслаивающие темно-красные кровоизлияния на передней поверхности шеи проекции правой пластины щитовидного хряща, на правой боковой поверхности шеи в средней и верхней трети в проекции бифуркации правой сонной артерии, в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в проекции правой яремной вены на уровне средней трети шеи, в проекции правого угла нижней челюсти, в глубоких мышцах верхней и средней трети шеи справа, на передней поверхности шейного отдела позвоночника в средней трети, проекции нижних ножек левой грудино-ключично-сосцевидой мышцы, в правой сосцевидной области; спины: внутрикожные кровоизлияния в поясничной крестцовой областях по средней линии в проекции отростков позвонков.

Тупая сочетанная травма головы, шеи, спины у ФИО8 повреждения образовались в результате травмирующих воздействий твердого тупого предмета, на что указывает наличие кровоподтеков, ссадин и кровоизлияний.

Предмет, причинивший повреждения ФИО8 имел ограниченную травмирующую поверхность, на что указывает ограниченный характер кровоподтеков и кровоизлияний в мягкие ткани, четкие границы ссадины при интактных рядом расположенных выступающих анатомических образованиях.

Местами приложения травмирующих воздействий были: правая и левая лобные области, область правого сосцевидного отростка, правая и левая окологлазничные области, левая височная область, передняя, задняя и правая боковая поверхности шеи, пояснично-крестцовая область, на что указывает анатомическая локализация.

Видом травмирующих воздействий на голове был удар с элементами трения, на что указывает сочетание преимущественно односторонней локализации повреждений с их морфологическими особенностями в виде кровоподтеков, кровоизлияний в мягкие ткани и ссадин.

Видом травмирующего воздействия, причинившего повреждения на шее и спине, был удар, на что указывает сочетание преимущественно односторонней локализации повреждений с их морфологическими особенностями в виде кровоподтеков и кровоизлияний в мягкие ткани.

Для образования тупой сочетанной травмы головы, шеи, спины у ФИО8 было достаточно 15 травмирующих воздействия, при этом не исключено, что кровоизлияния в мягкие ткани передней и правой боковой поверхности шеи могли образоваться в результате одного травмирующего воздействия.

Тупая сочетанная травма головы, шеи, спины у ФИО8 является прижизненной.

Бледно-синий и сине-красный оттенки кровоподтеков, отсутствие клеточной реакции и слабовыраженная клеточная реакция в кровоизлияниях в мягкие ткани, светло-красное, подсохшее дно ссадин, расположенное ниже уровня неизмененной кожи указывают на ориентировочную давность травмы до 12 часов до наступления смерти. Точнее установить давность повреждений не представляется возможным.

Базальное субарахноидальное кровоизлияние головного и спинного мозга у ФИО8 носило не спонтанный характер, а было спровоцировано травмой головы и шеи, заключающейся в нанесении множественных ударов с относительно небольшой силой и невысокой скоростью соударения. Такой механизм травмы приводит к усилению эффекта подпорогового воздействия силы в результате множественных ударов в лицо, когда с увеличением частоты ударов с силой подпороговой величины утяжеляются морфологические признаки церебральной травмы. При совпадении частоты колебания травмирующей силы и повреждаемой ткани в последней возникает резонанс увеличенной амплитуды, который обуславливает острое нарушение мозгового кровообращения и разрыв не только измененных, но и неизмененных сосудов.

В данном конкретном случае причиной возникновения базального субарахноидального кровоизлияния является разрыв одного из сосудов на базальной поверхности головного мозга. Других возможных источников кровотечения у ФИО8 не имелось, поэтому не установление конкретного сосуда, явившегося источником кровотечения, в данном конкретном случае не имеет решающего значение для установления причинной связи. Изменения сосудов головного мозга носят гемодинамически и морфологически незначимый характер, что подтверждается отсутствие каких-либо клинических проявлений у ФИО8 при жизни. Незначительная выраженность морфологических изменений сосудов головного мозга (на исследованном уровне) не позволяет квалифицировать их как проявление «цереброваскулярной болезни». Морфологических признаков тромбоза при гистологическом исследовании, проведенном в рамках настоящей экспертизы, не обнаружено.

Таким образом, между повреждениями, составляющими тупую травму головы и шеи, и смертью ФИО8 имеется прямая причинная связь. Патологические изменения в сосудах головного мозга ФИО8 были фактором, способствовавшим образованию разрыва.

Повреждения, составляющие тупую травму головы и шеи, вызвали угрожающее жизни состояние, приведшее к смерти ФИО8, квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью (основания – пункт 4а Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17.08.2007 № 522; пункт 6.1 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека /Приложение к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008 № 194н).

В данном конкретном случае причиной возникновения базального субарахноидального кровоизлияния является разрыв одного из сосудов на базальной поверхности головного мозга. Других возможных источников кровотечения у ФИО8 не имелось. Образования кровоизлияний под мягкие ткани мозговые оболочки головы связано с разрывом сосудов головного мозга в результате травмы на фоне цереброваскулярной болезни.

ФИО8 с кровоизлияниями под мягкие ткани мозговыми оболочками головного и спинного мозга совершать активные действия до момента потери сознания.

Наиболее вероятной причиной обнаруженных изменений в левой сонной артерии ФИО8 (утолщенная, уплотненная, растянутая, белесоватая, мутная стенка, местами напоминают «песочные часы»; после отсепаровки внутренняя сонная артерия приподнимается в виде плотного расширенного растянутого «столбика», в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий слоистый, зернистый, плотный, серо-красный сверток крови) явились патология строения сосудистой стенки.

Ответить на вопрос о давности образования изменений в левой сонной артерии не представляется возможным, поскольку сверток крови, обнаруженный в просвете левой внутренней сонной и средней мозговой артерий ФИО8, не изымался для судебно-гистологического исследования.

Изменения в левой сонной артерии имеют нетравматическую природу возникновения, и поэтому не могли образоваться одновременно с повреждениями на голове ФИО8 «во время захвата головы рукой и резкого вращения головы вправо».

Попадание желудочного содержимого в дыхательные пути ФИО8 произошло в результате рвоты с последующей аспирацией в момент наступления смерти, что подтверждается результатами судебно-медицинского исследования трупа.

Тупая сочетанная травма головы, шеи и спины у ФИО8 образовалась в результате множественных ударов тупым твердым предметом с местами приложения травмирующих сил в различных анатомических областях.

Таким образом, образование всех повреждений в результате резкого удара или ударов в голову с резким закидыванием головы, представляется крайне маловероятным.

В представленных комиссии экспертов материалах отсутствуют данные, позволяющие установить конкретный сосуд, явившийся источником кровотечения под мягкую мозговую оболочку головного и спинного мозга.

Вопрос о том, является ли типичным для цереброваскулярной болезни разрыв большого количества сосудов мягких мозговых оболочек на всем протяжении шейного отдела и значительных участков головного мозга или подобная морфологическая картина характерна для травмы шеи и головы, является теоретическим, и ответ на него выходит за пределы компетенции комиссии судебно-медицинских экспертов.

Ответить на вопрос о том, каков механизм образования разрушения целостности сосудов головного мозга ФИО8, не представляется возможным, поскольку в представленных комиссии экспертов материалах не представлен конкретный сосуд, явившийся источником кровотечения под мягкую мозговую оболочку головного и спинного мозга ФИО8 (т. 6 л.д. 180-226).

В ходе судебного следствия стороной защиты было представлено заключение специалистов № врачей судебно-медицинских экспертов от 30.09.2016, в соответствии с выводами которого, согласно данным, имеющимся в представленных документах, у ФИО8 установлены: обширное толстое прерывистое диффузное студневидное темно-красное кровоизлияние под мягкими оболочками на базальной поверхности головного мозга в области больших полушарий, зрительного перекрестия, ствола, ножек мозжечка, моста и в зоне продолговатого мозга, максимально выраженное в области сосудистого базального круга, симметрично распространяющееся на базальные, латеральные и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, заполняющее извилины и цистерны мозга, доходящее до межполушарных поверхностей большого мозга, распространяющееся под мягкими мозговыми оболочками на всем протяжении шейного отдела спинного мозга до уровня 1 грудного позвонка; повреждения 1) покровов (мягких тканей) головы: кровоподтек лобной области слева в проекции лобного бугра, ссадина левой височной области с захватом наружного края глазницы, кровоизлияния на верхнем веке левого глаза с переходом на область переносицы, царапины и кровоподтек лобной области справа и по средней линии, кровоподтек на верхнем веке правого глаза; кровоизлияния в мягкие ткани в области правого угла нижней челюсти, в правой сосцевидной области; в области правого глаза; в лобной области слева, в лобной области справа в проекции лобного бугра с переходом на область правой надбровной дуги и височную область; 2) мягких тканей шеи: на задней поверхности нижней трети шеи, множественные кровоизлияния в мягких тканях в области правой доли щитовидной железы, в зоне правой пластины щитовидного хряща, в области средней трети передней поверхности шеи справа, на правой боковой поверхности шеи на границе средней и верхней третей в области бифуркации правой сонной артерии, в нижних ножках правой и левой грудино-ключично-сосцевидных мышц, в средней трети тела правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в области правой яремной вены на уровне средней трети шеи, в глубоких мышцах шеи справа на уровне верхней и средней третей; 3) спины – множественные внутрикожные кровоизлияния в пояснично-крестцовой области.

Кровоизлияние под мягкими оболочками обусловлено имевшейся у ФИО8 патологией стенок артерий основания мозга, наличие которой подтверждено макроморфологическими данными и результатами судебно-гистологических исследований, а именно указаниями на такие изменения сосудов как извитость, местами гофрированный вид, неравномерная утолщенность стенок артерий основания мозга на всем их протяжении; наличие у них участков расширения просвета неравномерной длины и диаметра; утолщенность и уплотнение стенки, расширение просвета левой внутренней сонной артерии, местами с образованием фигур, напоминающих «песочные часы», уплотнены, дистония, извитость стенки, очаговый фиброз интимы, очаговое утолщение, неравномерная извитость, разволокнение эластических мембран артерий основания головного мозга.

В пользу болезненного происхождения кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки свидетельствуют и морфологические признаки, характерные для нетравматических кровоизлияний: диффузный их характер, симметричность, максимальная выраженность в базальных отделах, отсутствие повреждения мягких мозговых оболочек.

Цвет и консистенция кровоизлияния, рыхлая спаянность его с мягкими оболочками на основании мозга, а также данные судебно-гистологического исследования (отсутствие выраженной клеточной реакции, наличие гемолизированных эритроцитов, выраженность сосудистой реакции) указывают на то, что субарахноидальное кровоизлияние и сопровождающие его кровоизлияния в стволе, мозжечке, стенке бокового желудочка и височных долях образовались за период времени, исчисляемый единичными часами – до 3 часов до наступления смерти.

Кроме, при судебно-медицинском исследовании трупа и при гистологических исследованиях выявлены изменения, указывающие на обусловленные сосудистой патологией предшествующие расстройства кровообращения в мозговом бассейне, а именно: наличие в просвете внутренней сонной и средней мозговой артерий слоистого, зернистого, плотного, серо-красного свертка крови; в просвете одной из крупных артерий формирующееся тромботические массы, периваскулярные отложения гемосидерина.

Морфологическая характеристика тромботических масс и их тинкториальные свойства (цвет), установленные при использовании специальных окрасок в ходе судебно-гистологических исследований, свидетельствует о том, что выявленные расстройства кровообращения головного мозга, имеют различную давность и развились в период от суток-нескольких суток до нескольких и более недель до наступления смерти.

Установленные у ФИО8 повреждения, учитывая их вид (кровоподтеки, кровоизлияния), причинены действием тупого твердого предмета по механизму удара. При этом какие-либо особенности травмирующегося предмета (предметов) в повреждениях не отобразились.

Причиной смерти ФИО8 явилось массивное кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки (субарахноидальное кровоизлияние) на базальной поверхности головного мозга, распространяющееся на боковые и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, проникающее в извилины, вещество, цистерны, стволовой отдел головного мозга и мозжечок, распространяющееся под мягкие мозговые оболочки шейного отдела спинного мозга, осложнившееся развитием отека головного мозга и аспирацией пищевых масс в долевые и сегментарные бронхи.

Развитие данного кровоизлияния обусловлено имевшейся у ФИО8 патологией стенок артерий основания мозга, которая может приводить к самопроизвольным разрывам сосудов. Наличие которой подтверждено макроморфологическими данными и результатами судебно-гистологических исследований.

В пользу болезненного происхождения массивного кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки свидетельствуют, помимо сосудистой патологии, особенности самого кровоизлияния (диффузный их характер, симметричность, максимальная выраженность в базальных отделах, отсутствие повреждения мягких мозговых оболочек) и отсутствие признаков прямых травматических воздействий на базально-стволовую область мозга (в частности, переломов основания черепа).

Смерть ФИО8 не стоит в прямой причинной связи с имеющимися повреждениями головы, шеи, спины, поскольку массивное кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки, приведшее к смерти через свои осложнения, обусловлено разрывом патологически измененных сосудов.

Оценить роль прочих факторов, которые могут лишь способствовать разрыву патологически измененных сосудов, таких как: травматические воздействия, вибрация, алкогольное опьянение, психоэмоциональное напряжение и пр. не представляется возможным, поскольку разрыв измененных сосудов и развитие подобных кровоизлияний наблюдается и в случаях, когда действие таких факторов не установлено (т. 7 л.д. 4-34).

В связи с наличием существенных противоречий между вышеуказанными заключениями экспертов относительно причины смерти ФИО8, а так же относительно характера и степени вреда, причиненного здоровью потерпевшего, в ходе судебного следствия была назначена и проведена повторная комплексная комиссионная судебно – медицинская экспертиза по материалам дела.

Согласно выводам данной экспертизы № от 08.11.2017 г., причиной смерти ФИО8 явилась цереброваскулярная болезнь, осложнившаяся базальным субарахноидальным кровоизлиянием, распространявшимся на конвекситальную (выпуклую) поверхность головного мозга и шейный отдел спинного мозга.

Непосредственной причиной смерти потерпевшего явилось базальное субарахноидальное кровоизлияние и обусловленные им сдавление и дислокация головного мозга.

В пользу диагноза цереброваскулярной болезни свидетельствуют:

– данные секционного исследования (Акт судебно-медицинского исследования трупа № СПб ГБУЗ «БСМЭ» от 15.12.2013 г.): «На всем протяжении артерии основания мозга с неравномерно утолщенными полупрозрачными белесоватыми стенками, с участками расширения просвета неравномерной длины и диаметра, извитые, местами гофрированного вида… . Базилярная артерия извитая, с неравномерно утолщенной стенкой… . Задние и передние соединительные артерии извитые, с незначительными мешковидными выпячиваниями. Левая внутренняя сонная артерия с утолщенной и уплотненной белесоватой мутной стенкой, расширена, стенка ее растянута. В зоне разветвления левой внутренней сонной артерии на среднюю мозговую и переднюю соединительную артерии стенки их неравномерно утолщены, местами напоминают «песочные часы», уплотнены. После отсепаровки внутренняя сонная артерия приподнимается в виде плотного расширенного растянутого «столбика». При осмотре выявлено, что просвет внутренней сонной артерии и средней мозговой артерии на протяжении около 0,8 – 1 см заполнен циркулярно слоистым и зернистыми серо-красным плотным свертком крови, растягивающем стенки артерий»;

– результаты судебно-гистологического исследования (Акт судебно-гистологического исследования № от 04.10.2017 г.): «Формирующиеся тромботические массы, по методу Зербино окрашивающиеся в серо-голубой и красно-фиолетовый цвет в просвете одной из крупных артерий, кровоизлияние с реактивными явлениями в мягких мозговых оболочках, склероз стенок артерий (при окраске по Ван-Гизон), участки истончения, утолщения, фрагментации эластических мембран в стенках артерий (при окраске на эластику), склероз мягких мозговых оболочек в срезах сосудов основания головного мозга».

Диагноз базального субарахноидального кровоизлияния подтверждается:

–    данными секционного исследования (Акт судебно-медицинского исследования трупа № СПб ГБУЗ «БСМЭ» от 15.12.2013 г.): «Под мягкими оболочками набазальной поверхности головного мозга в области больших полушарий, зрительного перекрестия, ствола, ножек мозжечка, моста и в зоне продолговатого мозга расположено обширное толстое прерывистое диффузное студневидное темно-красное кровоизлияние, максимально выраженное в области сосудистого базального круга. Кровоизлияние симметрично распространяется на базальные, латеральные и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, глубоко проникают в извилины и плотно заполняют цистерны мозга. Далее кровоизлияние доходит до межполушарных поверхностей, где плавно затухает. В области сосудистого круга и в зоне миндалинмозжечка кровоизлияние представлено скоплением рыхлых студневидных свертков крови, рыхло спаянными с оболочкой. В зоне ствола кровоизлияние приобретает муфтообразную форму и через большое затылочное отверстие спускается в полость спиномозгового канала. Рельеф полушарий мозга сглажен, извилины уплощены. Борозды расширены и заполнены кровью… . Мягкие мозговые оболочки студневидные темно-красно-розоватые, набухшие, мутные, с расширенными сосудами. Под ними на всемпротяжении шейного отдела до уровня 1-го грудного позвонка студневидное темно-красное муфтообразное блестящее кровоизлияние.»;

– результатами судебно-гистологического исследования (Акт судебно-гистологыческого исследования №] 0563-1 от 04.10.2017 г.): «Субдуральные и субарахноидальные кровоизлияния без клеточной реакции в срезах спинного мозга без маркировки, в срезах стенки бокового желудочка, ножек мозжечка, левой теменной доли, правой височной доли, полушария мозжечка, шейного отдела позвоночника в верхнем,среднем и нижнем отделах (марк. №№, 10-12 № «11218 13»). Субарахноидальные кровоизлияния с повышенным количеством элементов белой крови на фоне масс эритроцитов в срезах зрительного перекрестья, оливы ствола, моста (марк. №№ №«11218/1-13») и в препаратах сосудов основания головного мозга (маркировка № «11218/1-13)».

На то, что базальное субарахноидальное кровоизлияние обусловлено цереброваскулярной болезнью, указывают следующие признаки:

– Характерная для нетравматического кровоизлияния локализация на базальной поверхности головного мозга. Травматические субарахноидальные кровоизлияния в подавляющем большинстве случаев располагаются на полюсах и конвекситальной (выпуклой) поверхности лобных и височных долей4; травматическое кровоизлияние в базальную цистерну встречается крайне редко, при переломах костей основания черепа.

– Симметричное расположение субарахноидального кровоизлияния, характерное для нетравматического его происхождения. При черепно-мозговой травме кровоизлияния локализуется в основном в зонах удара и противоудара, что определяет асимметрию их топографии на поверхности головного мозга.

– Наличие одного обширного субарахноидального кровоизлияния, располагавшегося в базальных цистернах и распространявшееся на пограничные участки, что является характерным для нетравматических кровоизлияний. В случаях травмы головы и головного мозга типичными являются множественные, очаговые и пятнистые, субарахноидальные кровоизлияния.

– Отсутствие очагов ушиба коры головного мозга, разрывов мягкой мозговой оболочки и переломов черепа, что является характерным для травматических субарахноидальных кровоизлияний. Обнаруженные при судебно-гистологическом исследовании микроскопические кровоизлияния в ткань головного мозга (одно в стволовом отделе и одно в полушарие мозжечка), с учётом их локализации и размеров, не могут быть расценены как проявления ушиба. Возникновение этих кровоизлияний может быть объяснено сдавлением и дислокацией мозга.

Травматическое базальное субарахноидальное кровоизлияние может быть обусловлено и разрывом позвоночных артерий, но такие повреждения возникают в случаях вывиха атлантозатылочного сочленения с повреждением его связочного аппарата либо при переломах поперечных отростков первого шейного позвонка. Переломов позвонков и (или) разрывов связок позвоночника у ФИО8 установлено не было.

Оценка всех перечисленных дифференциально-диагностических признаков в совокупности указывает, что причиной базального субарахноидального кровоизлияния у ФИО8 явилось заболевание.

Условиями, способствовавшими возникновению у ФИО8 базального субарахноидального кровоизлияния, могли явиться воздействие алкоголя, имевшая место травма, физическое и психоэмоциональное напряжение.

Согласно результатам судебно-медицинского исследования трупа (Акт № СПб ГБУЗ «БСМЭ» от 15.12.2013 г.) у Коннова./А.В. имелись следующие повреждения:

а.    повреждения головы: кровоподтёк и внутрикожные кровоизлияния в лобной области слева (в проекции левого лобного бугра); ссадина левой височной области; кровоподтек и внутрикожные кровоизлияния верхнего века левого глаза и переносицы; гематома, линейные ссадины («царапины», количество не указано) и внутрикожные кровоизлияния лобной области справа и по средней линии; кровоизлияние в правой лобно-височной области;

гематома и кровоподтёк верхнего века правого глаза; кровоизлияние в области правого угла нижней челюсти; кровоизлияние в правой «сосцевидной» области.

б.    повреждения шеи: кровоизлияния в мягкие ткани в области правой доли щитовидной железы (1) и правой пластины щитовидного хряща (1); кровоизлияние в «нижних» ножках левой (1) грудино-ключично-сосцевидной мышцы; кровоизлияние в «нижних» ножках (1) и в средней трети «тела» правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы (1); кровоизлияние в мягкие ткани в области правой яремной вены на уровне средней трети шеи; кровоизлияние в мягкие ткани на правой боковой поверхности шеи в средней и верхней трети в области бифуркации правой сонной артерии; кровоизлияние в глубокие мышцы шеи справа на уровне верхней и средней трети; кровоизлияние в мягкие ткани на передней поверхности шейного отдела позвоночника в средней трети; кровоизлияние в мягкие ткани в области выйной связки на уровне 6-7 шейныхпозвонков; субдуральное и эпидуральное кровоизлияния в шейном отделе спинного мозга (по результатам судебно-гистологического исследования).

в.    повреждения туловища: внутрикожные кровоизлияния пояснично-крестцовой области (в центральнойчасти).

Общее количество обнаруженных на теле ФИО8 повреждений – 19.

Закрытый характер травмы и сущность повреждений кожи (кровоподтёки, кровоизлияния, ссадины) свидетельствует, что все они получены от действия тупых твёрдых предметов (предмета). Ссадины образовались по механизму трения, кровоподтеки и большая часть кровоизлияний – по механизму удара. Локализация части кровоизлияний (ножки грудино-ключично-сосцевидных мышц, мягкие ткани на передней поверхности позвоночника) допускает возможность их возникновения по механизму растяжения, при переразгибании шеи.

Индивидуальные особенности травмирующего предмета (предметов) вповреждениях на теле потерпевшего не отобразились.

Количество мест приложения силы на голове – не менее 8.

Большая часть кровоизлияний в мягкие ткани шеи располагались по её правой переднебоковой поверхности, в верхней и средней трети (область щитовидного хряща и щитовидной железы, средняя треть грудино-ключично-сосцевидной мышцы, область ярёмной вены и бифуркации сонной артерии, глубокие мышцы шеи), что допускает возможность их образования в результате одного воздействия. Таким образом, весь комплекс повреждений шеи мог явиться результатом не менее 3 воздействий – правая переднебоковая поверхность шеи: передняя поверхность шеи (кровоизлияние в ножки грудино-ключично-сосцевидных мышц, мягкие -ткани по передней поверхности позвоночника), задняя поверхность шеи (мягкие ткани в области выйной связки, выявленные при гистологическом исследовании субдуральное и эпидуральное кровоизлияния).

На туловище установлено одно место приложения силы – пояснично-крестцовая область.

Таким образом, общее количество мест приложения силы на теле ФИО8 – не менее 12.

Все повреждения, обнаруженные при исследовании трупа ФИО8, получены прижизненно, на что указывает их сущность (кровоизлияния, кровоподтёки) и цвет поверхности ссадины (светло-красный).

Результаты гистологического исследования свидетельствуют, что кровоизлияния в мягкие ткани шеи и головы имели сходную морфологию и не сопровождались клеточной реакцией. Это позволяет сделать вывод, что все эти повреждения получены в короткий промежуток времени, за минуты-десятки минут до смерти.

Повреждения, имевшие место у ФИО8, не представляли собой вред здоровью, опасный для жизни человека. Такие повреждения – кровоизлияния в мягкие ткани, внутрикожные кровоизлияния, ссадины – обычно оцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (п.9. Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека).

Вместе с тем, большое количество этих повреждений даёт основание допустить, что в совокупности они могли повлечь расстройство здоровья. В этом случае степень тяжести вреда, причинённого здоровью ФИО8, должна оцениваться по длительности расстройства здоровья. Однако, в связи со смертью потерпевшего на месте происшествия, провести такую оценку не представляется возможным.

Причиной смерти ФИО8 явилась цереброваскулярная болезнь, т.е. смерть ФИО8 находится в прямой причинно-следственной связи с данным заболеванием.

Травма головы и шеи (кровоизлияния в мягкие ткани, внутрикожные кровоизлияния и ссадины лица; кровоизлияния в мягкие ткани шеи), наряду с действием алкоголя (концентрация этилового спирта в крови ФИО8 составила 2,8%о), физического     и     психоэмоционального     напряжения,     могли быть условиями, способствовавшими развитию субарахноидального кровоизлияния головного и спинного мозга. Оценить степень влияния этих условий, как каждого в отдельности, так и в совокупности, на развитие базального субарахноидального кровоизлияния у потерпевшего, не представляется возможным. Однако, в прямой причинной связи с наступлением смерти ФИО8 перечисленные факторы не стоят.

Образование всего комплекса обнаруженных повреждении в результате удара или ударов в голову с резким закидыванием головы невозможно, на что указывает наличие большого количества повреждений с разной локализацией (в том числе в пояснично-крестцовой области).

В результате резкого запрокидывания головы могли образоваться кровоизлияния в ножки грудино-ключично-сосцевидных мышц, в мягкие ткани по передней поверхности шейного отдела позвоночника.

Образование всех повреждений, имевших место у ФИО8, в результате падения (падений) с высоты собственного роста невозможно. В частности, для подобных обстоятельств получения травмы не характерны повреждения мягких тканей шеи, кровоизлияние в области сосцевидного отростка при отсутствии повреждений ушной раковины.

Для решения вопроса о возможности (невозможности) образования каждого из имевшихся повреждений в отдельности при падении с высоты собственного роста необходима конкретизация условий падения – на какую часть (область) и поверхность тела произошло падение, из какого положения тела произошло падение, особенности поверхности падения, наличие (отсутствие) предшествовавшего ускорения.

При судебно-медицинском исследовании трупа и сосудов его головного мозга установить конкретный сосуд, явившийся источником кровотечения, не удалось. Вместе с тем, локализация и характер субарахноидального кровоизлияния («Под мягкими оболочками на базальной поверхности головного мозга в области больших полушарий, зрительного перекрестия, ствола, ножек мозжечка, моста и в зоне продолговатого мозга расположено обширное толстое прерывистое диффузное студневидное темно-красное кровоизлияние, максимально выраженное в области сосудистого базального круга. Кровоизлияние симметрично распространяется на базальные, латеральные и верхние поверхности височных, теменных, затылочных и лобных долей, глубоко проникают в извилины и плотно заполняют цистерны мозга. Далее кровоизлияние доходит до межполушарных поверхностей, где плавно затухает. В области сосудистого круга и в зоне миндалин мозжечка кровоизлияние представлено скоплением рыхлых студневидных свертков крови, рыхло спаянными с оболочкой. В зоне ствола кровоизлияние приобретает муфтообразную форму и через большое затылочное отверстие спускается в полость спиномозгового канала») свидетельствуют, что источником кровотечения был солсуд основания головного мозга.

В ходе судебно-медицинского исследования трупа ФИО8 конкретный сосуд основания головного мозга, явившийся источником кровотечения под паутинную оболочку, не обнаружен. В связи с этим установить детали механизма разрыва этого сосуда (сосудов) не представляется возможным.

Субарахноидальное кровоизлияние образовалось за минуты – десятки минут до смерти

Наличие кровоизлияния под паутинную оболочку головного и спинного мозга не исключает возможности в ближайшее время (минуты – десятки минут) после его образования совершения ФИО8 активных действий.

Характер изменений левой сонной артерии («Левая внутренняя сонная артерия с утолщенной и уплотненной белесоватой мутной стенкой, расширена, стенка ее растянута. В зоне разветвления левой внутренней сонной артерии на среднюю мозговую и переднюю соединительную артерии стенки их неравномерно утолщены, местами напоминают «песочные часы», уплотнены»), как и других артерий основания головного мозга «…склероз стенок артерий (при окраске по Ван-Гизон), участки истончения, утолщения, фрагментации эластических мембран в стенках артерий (при окраске на эластику)») свидетельствует о хронических процессах – патологическом строении стенок артерий, атеросклерозе сосудов головного мозга – давность которых может составлять месяцы-годы.

Давность образования тромба внутренней сонной и средней мозговой артерий («…просвет внутренней сонной артерии и средней мозговой артерии на протяжении около 0,8 – 1 см заполнен циркулярно слоистым и зернистыми серо-красным плотным свертком крови, растягивающем стенки артерий»), исходя из результатов судебно-гистологического исследования («В просвете одной из крупных артерий.. . определяются эозинофильно окрашенные тяжи и глыбки фибрина, скопления многочисленных полиморфных круглоклеточных элементов, массы в разной мере контурируемых эритроцитов – формирующиеся тромботические массы. При окраске по методу Зербино массы фибрина окрашиваются в серо-голубой и красно-фиолетовый цвет») составляет не менее 18-48 часов. Образование тромба во внутренней сонной и средней мозговой артерии являлось одним из проявлений цереброваскулярной болезни, наряду с другими признаками патологии сосудов основания головного мозга.

Повреждения на голове ФИО8 изменения в левой сонной артерии имеют разную давность и, соответственно, не могли образоваться одновременно.

В представленных на экспертизу материалах данные о том, что у ФИО8 имел место «разрыв большого количества сосудов мягких мозговых оболочек на всем протяжении шейного отдела и значительных участков головного мозга», отсутствуют.

Желудочное содержимое попало в дыхательные пути в результате аспирации (вдыхания) рвотных масс. Рвота, в свою очередь, могла развиться как одно из клинических проявлений сдавления головного мозга нарастающим субарахноидальным кровоизлиянием. Фактором, способствовавшим возникновению рвоты, могла быть и высокая концентрация алкоголя в крови.

Нахождение желудочного содержимого только в трахее и бронхах, отсутствие, по результатам гистологического исследования, реакции ткани лёгкого, позволяет сделать вывод, что аспирация произошла непосредственно перед смертью или в агональный период.

Обнаруженная концентрация этилового спирта в крови может соответствовать сильной степени алкогольного опьянения.

Таким образом, в ходе предварительного расследования и в ходе судебного следствия получено пять заключений экспертиз, в том числе четыре комиссионные экспертизы, которые имеют различные выводы о причине кровоизлияния, повлекшего смерть ФИО8 В частности три заключения говорят о нетравматическом характере кровоизлияния, одно о травматическом характере кровоизлияния, одно о невозможности определить характер кровоизлияния. При этом, каждое из полученных доказательств – заключений экспертиз, является относимым и допустимым.

При этом, обязательным условием объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, является наличие прямой причинно-следственной связи между умышленными преступными действиями, направленными на причинение тяжкого вреда здоровью и наступившими по неосторожности виновного последствиям – смерти лица.

При таком положении, с учетом положений ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14 УПК РФ, суд считает обоснованной позицию государственного обвинителя об отсутствии в действиях Бурова В.И. и Васильева Д.Н., каждого, признаков состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, т.е. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Вместе с тем, исходя из совокупности приведенных выше доказательств, судом установлено, что подсудимые Буров В.И. и Васильев Д.Н. совместно нанесли ФИО8 не менее 15 ударов руками в область головы, шеи и туловища, которые не повлекли причинения ФИО8 легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, что подтверждается заключениями экспертиз.

При этом суд критически оценивает показания подсудимого Бурова В.И. о том, что он нанес потерпевшему один удар, а так же показания подсудимого Васильева Д.Н., отрицающего нанесение потерпевшему ударов, считая данные показания не искренними, данными Буровым В.И. в целях защиты от предъявленного обвинения, а Васильевым Д.Н. – с целью избежать ответственности за содеянное, поскольку показания подсудимых опровергаются показаниями свидетеля ФИО12, согласно которым Васильев Д.Н. нанес потерпевшему не менее пяти ударов рукой в область головы, показаниями свидетеля ФИО17, данными в ходе предварительного расследования, согласно которым Васильев Д.Н. не менее двух раз ударил потерпевшего в область головы, показаниями свидетелей ФИО11, ФИО16, которые показали, что Буров В.И. нанес потерпевшему не менее двух ударов в область головы.

Оснований не доверять данным показаниям свидетелей у суда не имеется, поскольку данные показания дополняют другу друга, объективно соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В том числе, у суда отсутствуют основания не доверять показаниям свидетеля ФИО12, поскольку, как установлено в ходе судебного следствия, он с подсудимым Васильевым Д.Н. в неприязненных отношениях не состоял, никаких убедительных доводов о возможных причинах для оговора ФИО12 подсудимого Васильева Д.Н. суду не приведено и таких оснований судом не установлено.

Показания свидетеля ФИО17, данные ею в ходе судебного следствия, о том, что Васильев Д.Н. ударов потерпевшему не наносил, суд оценивает критически, считая, что показания, данные ею в ходе предварительного расследования, более соответствуют действительности, чем ее заявления в суде, поскольку объективно подтверждаются иными собранными по делу доказательствами, в частности: показаниями свидетеля ФИО12

Показания ФИО17, данные ею в ходе предварительного следствия, являются допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований УПК РФ: показания занесены в протокол со слов ФИО17, которой перед началом допроса были разъяснены права, обязанности и ответственность, в том числе она была предупреждена о возможности использования показаний в качестве доказательств по уголовному делу в случае последующего отказа от этих показаний, протокол был предъявлен ей для прочтения и прочитан ею лично, заявлений и замечаний данный протокол не содержит.

Учитывая также, что свидетель ФИО17 поддерживает давние приятельские отношения с подсудимым Васильевым Д.Н., суд полагает, что давая показания в суде и отрицая нанесение Васильевым Д.Н. ударов ФИО8, она действовала в интересах подсудимого Васильева Д.Н., также отрицающего нанесение им ударов ФИО8

    Имеющиеся в показаниях вышеуказанных свидетелей противоречия относительно количества нанесенных каждым из подсудимых ударов ФИО8, относительно того, вставал ли ФИО8 после нанесенных ему ударов, а также относительно иных несущественных обстоятельств произошедшего, не исключают факт нанесения подсудимыми ударов ФИО8, поскольку на основании показаний всех вышеуказанных свидетелей судом достоверно установлено, что и Буров В.И. и Васильев Д.Н. наносили удары ФИО8, в то время как никто кроме них удары потерпевшему не наносил, при этом непосредственно после нанесения данных ударов ФИО8 перестал совершать активные действия. Наличие вышеуказанных противоречий в показаний свидетелей вызвано, по мнению суда, нахождением всех свидетелей во время произошедших событий в состоянии алкогольного опьянения и тем, что полностью за всеми действиями подсудимых и потерпевшего никто из свидетелей постоянно не наблюдал, что подтверждается показаниями каждого из указанных свидетелей.

При таком положении совокупностью собранных по уголовному делу доказательств подтверждено нанесение каждым из подсудимых ударов ФИО8, повлекших причинение повреждений, установленных заключениями судебно-медицинских экспертиз, которые в части установленных повреждений существенных противоречий не содержат, и согласно выводам которых, при исследовании трупа ФИО8 установлены повреждения головы, шеи, туловища, которые образовались прижизненно, незадолго до наступления смерти за период времени, исчисляемый единичными минутами – десятками минут, образовались в результате множественных воздействий тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной следообразующей травмирующей поверхностью, действовавшего (действовавших) по механизму ударов и трения. Установленные повреждения обычно оцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Действия Бурова В.И. и Васильева Д.Н., выразившиеся в совместном нанесении ФИО8 не менее 15 ударов руками в область головы, шеи и туловища, на момент их совершения – 10.11.2013 г. – подпадали под признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ).

В соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Вместе с тем, федеральным законом от 07.02.2017 № 8-ФЗ в УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми, ответственность по ст. 116 УК РФ наступает при совершении побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, при наличии таких квалифицирующих признаков, как хулиганские побуждения, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Таким образом, деяние, выразившееся в нанесении побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, совершенное в отношении ФИО8 не из хулиганских побуждений, либо мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, было декриминализировано.

В соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

Учитывая данные положения закона, суд считает, что подлежит удовлетворению ходатайство государственного обвинителя о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Бурова В.И., Васильева Д.Н., обвиняемого каждого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), в связи декриминализацией.

При этом суд принимает во внимание то обстоятельство, что подсудимый Васильев Д.Н. возражает против прекращения в отношении него уголовного дела по указанному выше основанию, однако, учитывая, что преступность и наказуемость данного деяния устранены новым уголовным законом, то имеются все основания для прекращения уголовного дела.

На основании изложенного и руководствуясь ч. 8 ст. 246, ст. 254, п. 2 ч. 1, ч. 2 ст. 24 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л

Переквалифицировать действия Бурова Вадима Игоревича, Васильева Дмитрия Николаевича, каждого, по предъявленному им обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, на ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ).

Прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении Бурова Вадима Игоревича, Васильева Дмитрия Николаевича, каждого, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Меру пресечения Бурову В.И., Васильеву Д.Н., каждому – подписку о невыезде и надлежащем поведении – отменить после вступления постановления в законную силу.

После вступления постановления в законную силу вещественные доказательства: джинсы синего цвета с ремнем коричневого цвета, майку из ткани белого цвета, кофту из ткани серого цвета, кожаную куртку черного цвета, спортивные кроссовки, носки, трусы серого цвета, смыв вещества бурого цвета, срезы ногтевых пластин ФИО8, 18 липких пленок со следами рук, 2 липкие пленки со следами обуви – уничтожить; куртку, джинсы с ремнем, пару кроссовок, сим-карту «Теле-2», мобильный телефон «Нокиа» – возвратить Бурову В.И., как законному владельцу; полупальто, свитер, джинсы, пару ботинок – возвратить Васильеву Д.Н., как законному владельцу; биллинги – хранить при уголовном деле.

Постановление может быть обжаловано в Санкт- Петербургский городской суд в течение 10 суток со дня его вынесения.

Судья

Федорова Е.А.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.